Пресс-центр: немного воспоминаний

К юбилейному Сибкону Халва поделилась своими мыслями и воспоминаниями о работе Пресс-центра.

«Пресс-центр Сибкона для меня – одно из важных жизненных событий и приятных воспоминаний. Ну как приятных… На самом деле пресс-центр – это тяжело.
Во-первых, он работает все трое суток конвента. Если организатор отдельного мероприятия может провести его и расслабиться, то в пресс-центре расслабиться не получается никак, только за пару часов до закрытия, когда сдан последний выпуск. А особенно грустно «не расслабляться», когда идет интересное тебе мероприятие, а ты занят – глотая слезы, «отписываешь» предыдущее.
Во-вторых, пресс-центр – это постоянный цейтнот: инфоповодов (мероприятий) много, хочется написать о каждом хотя бы пару слов. Поэтому, как бы быстро ты не работал, надо еще быстрее, сроки всегда горят, а ты чувствуешь себя виноватым. Обед – бросьте! Ужин? В три утра им не кормят. В свое время мы трогательно включали в райдер пресс-центра «банку кофе и палку колбасы на бутерброды ночью». И это было спасением.
В третьих и главных, пресс-центр – это люди. Те, с кем работаешь в таких условиях и кто пришел туда, зная о них – это настоящая команда, на которую можно опереться. Я всегда вспоминаю 2006 год, когда на один компьютер претендовал пресс-центр – мы верстали номер, и Йорик и Ко, которым надо было монтировать ролик к закрытию. Это был очень холодный февраль, а в помещении, где был пресс-центр, было выбито окно. Материалов было много, работы тоже; мы срывали все сроки. Бедная Лершин, в шубе, замерзшими руками стучала по клавиатуре, кто-то редактировал, кто-то верстал. Примерно каждый час к нам подходили видеооператоры с вопросом «вы закончили, комп отдаете?», – а мы, пряча глаза, отвечали «нет». Мы закончили примерно в 4 утра, пропустив всю «последнюю ночь», на которую у каждого было по 4 персональных приглашения в конкретные комнаты, не зная, куда деваться от стыда перед видеогруппой, злые и оставшиеся без традиционного спиртного, разговоров и обнимашек. Тираж мы тогда печатали в городе; отправили шофера в типографию и легли спать на пару часов. И вот часа через два проснулись и, как зомби, пошли в зал на закрытие. В коридоре нам встретился человек с номером только что привезенной из города газеты в руках. «Ребята, — сказал он (то, что мы пресс-центр, он, конечно, не знал), – видели газету? Почитайте, ИНТЕРЕСНАЯ-ТО КАКАЯ!».
Таких микроподвигов каждый год было много. Нанна, как-то написавшая огромный объем материалов без мышки, с помощью тачпада (жутко неудобно). Клео, отвлекавшаяся от других задач, чтоб написать нам статью. Еля — автор интересный, разный, ответственный и плодовитый, заложивший многие традиции сибконовской прессы. Дашер, работавшая в Ленте много и самоотверженно». Сафир, который долгие годы поддерживал в рабочем состоянии инфраструктуру и сеть: «Сафир, оно сломалось, сделай что-нибудь!», – и «оно» оживало. Многие другие, кто написал в «СибКонь» и Ленту хоть один текст – вы подарили нам на Сибконе то, что бесценно – время, свое и наше. Спасибо вам.
Для меня самой пресс-центр Сибкона – это в том числе рабочий проект. Я тогда работала в пресс-службе, и старалась сделать все на Сибконе «по-настоящему»: привлечение «внешних» журналистов (попробуйте заманить съемочную группу в пансионат за городом на непонятное мероприятие, а потом отследить качество закадрового текста!), заранее сделанный макет, редактура… Мне вручали за пресс-центр Золотую карту, но главное, что он дал и что вспоминается – ощущение дела. Большого и сделанного хорошо».